Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

15 миллиардов на доработку Sukhoi Superjet поразили специалистов

Жадный кукушонок авиапрома

Минпромторг выделяет 15 миллиардов рублей на доработку Sukhoi Superjet 100 (SSJ, «Сухой Суперджет-100») в вариант Superjet New. Средства предстоит освоить под актуальным лозунгом импортозамещения. Проще говоря, в свете объявленных против России санкций требуется заменить иностранные комплектующие SSJ, которых в нем сейчас более 80%, на отечественные.

Вот только вопрос: кому от этого станет лучше? Нам, авиапассажирам, или нашим чиновникам, которые безнадежно пытаются исправить свои собственные ошибки за счет нашего общего государственного кошелька?

15 миллиардов на доработку Sukhoi Superjet поразили специалистов

фото: youtube.com

Основная часть двигателя «Суперджета» делается во Франции. Ее хотят заменить на made in Russia.

Сейчас уже мало кто помнит, что с самого начала этот проект пошел в работу лишь потому, что его создатели обещали построить чудо-самолет за средства фирм, без господдержки. Не получилось. Обманули. В результате SSJ, словно кукушонок, один за другим начал постепенно выталкивать из общего гнезда более успешные проекты российского гражданского авиастроения, уничтожив их все до одного. Причем даже те, которые были уже в железе, как, например, почти готовый на тот момент Ту-334.

Мы, журналисты, общаясь с создателями SSJ, уже тогда недоумевали: неужели вас не напрягает, что куратором проекта SSJ стала фирма Boeing? Вы всерьез считаете, что она будет растить себе конкурента в России? В ответ журналистам лишь многозначительно ухмылялись, похлопывали по плечу и рассказывали «про глубокую международную кооперацию».

Ну и кто оказался прав? Сегодня производство SSJ убыточно. Каждый новый самолет приносит его производителю не прибыль, а убыток, который затем покрывается из госбюджета. Только на одном двигателе убыток составляет под миллион долларов.

SSJ стал самым дорогостоящим проектом российского гражданского авиастроения. И самым тупиковым. У этого проекта, как у всех приличных, нет даже линейки самолетов, рассчитанных на перевозку, к примеру, 75, 90 или 120 пассажиров. Он создавался лишь в одной размерности — 98–100 мест. Поначалу еще что-то там говорили про 75, 110 мест, но потом стало ясно: не получилось.

И вот теперь он худо-бедно летает, но опять требует денег «на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по импортозамещению». Но опять-таки, еще в начале 2000-х, в том числе и в «МК», мы доказывали создателям SSJ, что импортная начинка может стать самым слабым местом самолета, если политическая обстановка в мире изменится не в пользу России. Поставщики-иностранцы легко смогут ограничить поставки деталей и запретить продавать SSJ за рубеж, как это уже случалось с другими нашими самолетами и вертолетами.

В ответ мы слышали раздраженное: вы ничего не смыслите ни в авиации, ни в бизнесе. А то, что SSJ почти полностью укомплектован импортными деталями — его огромное преимущество, так как это облегчит его сертификацию в Европейском агентстве по безопасности полетов (EASA).

Обеспечило? Этот вопрос особенно становится актуален после трагедии в «Шереметьево», когда во время жесткой посадки самолета в огне погиб 41 человек. Теперь у многих специалистов возникает вопрос: каким образом был сертифицирован самолет, у которого при подломе стоек шасси разрушаются топливные баки, чего по требованиям летной годности не должно быть ни при каких условиях?

Мы, журналисты, с самого начала проекта также предупреждали: SSJ не приспособлен для российских региональных аэродромов — движки расположены слишком близко к земле и на взлете будут засасывать камни и мусор. Техники в Жуковском рассказывали, что во время испытаний SSJ им перед каждым его взлетом во избежание эксцессов приходилось сначала долго чистить полосу. Но нам говорили: при чем здесь региональные российские аэродромы? SSJ будет летать в Европе! Его станут покупать в основном иностранные компании.

Ну и как, покупают? В этом году один вроде кому-то продали. Остальные приходилось насильно втюхивать российским перевозчикам, используя властные рычаги давления и, опять же, государственное бабло на дотации для убыточных самолетов.

Теперь вот нам заявляют, что SSJ снова требуется «обновление» по госпрограмме «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы». То есть SSJ, который изначально был первым блином агонизирующего российского авиапрома, за 15 миллиардов хотят превратить в будущее российской авиации? Поднимут его на щит и под крики об импортозамещении будут тихонько пилить миллиарды, заставляя страну гордиться нашим Superjet New вплоть до 2025 года?

Да побойтесь бога! По меркам мировой гражданской авиации это уже старый проект. Его разработка началась в 2002-м, в 2011-м его сертифицировали. Теперь за большие деньги на нем хотят оставить не 80% иностранных комплектующих, а «всего» 50% — именно такие цифры называют специалисты. На эту работу уйдет еще несколько лет. Когда ее с нашими дохлыми темпами сделают и испытают, самолет надо будет заново сертифицировать в EASA и долго доказывать, что наши 30% комплектующих не хуже европейских. Это растянется еще лет на 10–15 и потребует дополнительных колоссальных средств.

За это время в других странах появятся новые самолеты такого же класса, с которыми «обновленный» Superjet New конкурировать все равно не сможет. Собственно, они уже появились. К примеру, бразильский «Эмбраер-190». У него с линейкой как раз все нормально — есть различные варианты вместимости.

А мы, выходит, до скончания века так и будем исправлять недоделки-недостатки своих старых авиационных проектов, вкладывая миллиарды, пока другие будут строить новые самолеты? Ради чего? Если уж у нас в стране чиновники так ценят старость, пусть лучше отдадут эти миллиарды пенсионерам. Они в них нуждаются куда больше, чем мертворожденный авиационный пиар-проект.

Читайте также: Аналитики дали прогноз цен на недвижимость в Москве

Санкции . Хроника событий

Источник: mk.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

5 + семнадцать =