Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Александр Логинов: «Есть у меня такое качество — безразличие»

Интервью биатлониста семилетней давности обрело новый смысл

Это интервью Александр Логинов дал «МК» перед первым этапом Кубка мира в Эстерсунде, который стартовал 24 ноября 2013 года. В основную мужскую команду попали Иван Черезов, Евгений Устюгов, Дмитрий Малышко, Антон Шипулин, Евгений Гараничев, Алексей Волков, Максим Цветков и Александр Логинов. Именно тогда, судя по официальной информации, Логиновым была сдана положительная проба на ЭПО.

Александр Логинов: «Есть у меня такое качество - безразличие»

фото: AP

— Саша, с началом! Позади уже контрольный старт, впереди – основной в основе сборной.

— Я акцент делал на том, что не контрольный старт, а контрольная тренировка, хотя все пытались ее как-то превознести. Мне даже звонили, спрашивали: как, готов? Я говорил – готов, только скажите, к чему? Отбор – это всего лишь отбор, готовиться надо к стартам. Как бы контрольные старты ни сложились, соревнования – это другое, вот и все. Было бы к чему готовиться.

— Не лукавишь?

— Да нет, на протяжении сезона еще много стартов, к которым надо серьезно готовиться, а если все силы бросить на контрольную тренировку… Для чего потом нужны зимние соревнования?

— Павел Ростовцев (на тот момент – тренер женской сборной. – ред.) говорит, что девчонки вот мандражировали, и сильно, все-таки Олимпийские игры впереди, поэтому и контрольный старт – это серьезно.

— Да я достаточно молодой еще, я по этому поводу особенно не задумываюсь еще, Олимпиада – не Олимпиада, я просто тренируюсь, пока выступаю, показываю свой результат и проделанную работу.

— И не расстроишься, если не попадешь на Олимпиаду по каким-то причинам?

— Нет, не расстроюсь.

— Почему?

— Значит, буду понимать, что есть люди, которые могут поехать, более сильнее и заслуженные. А я следующие четыре года буду соревноваться и совершенствоваться.

— Насколько укрепил тебя прошлый год, когда ты выскочил с юниорского чемпионата на взрослый этап? Или также спокойно все было – вышел, пробежал, пьедестал…

— Стараюсь не задумываться. Я должен выйти и пробежать круг, отстрелять, лежа, как просто делаю на тренировке, второй круг – стоя, и финишный круг просто пройти так, как тренировался и тренирую. Финишный круг – это когда надо показывать все.

— Психологически устойчив?

— Наверное.

— Всегда отличался?

— Я не зациклен ни на чем, просто знаю, что мне надо от гонки. За день до этого не заморачиваюсь: блин, а как же там мне пробежать хорошо? Я так никогда не делаю, встаю и бегу, как всегда.

— Не зациклен только на спорте?

— Тьфу-тьфу, с любовью все в порядке, если вы об этом. Вообще — можно в каждой ситуации найти негатив, а можно и положительные моменты найти. Я стараюсь сделать второе. Может, и тяжело что-то, но надо.

— В какой семье тебя так воспитали?

— Мама у меня молодая, 42 года будет, учитель, двадцать лет в младшей школе. Отец – строитель, отделочник, с моих лет 12 не живет с нами, есть отчим. Но я сейчас не живу уже вместе с родителями. Есть родная сестра, квартиры у нас в соседних домах, на два года младше, замужем уже. Мне 21, но я тоже достаточно давно живу не один. Времени все нет с этим спортом на оформление отношений, но девушка у меня понятливая – тоже спортсменка.

Я начал спортом заниматься в шесть лет с гимнастики, на тот момент отец хотел отдать в единоборства, но я маленький был, не брали, потом в семь лет все-таки попал в карате. Дошел до коричневого пояса. Помимо этого, футболом занимался, мне нравилось. И баскетболом, но сказали, что рано начал мышцами обрастать, рост замедлился. В 14-15 лет пришел заниматься лыжами и биатлоном.

К карате, наверное, душа не сильно лежала. Не помню, чтобы я хотел будущее в этом виде провести. Вот баскетбол очень нравился – думал, может, и сложится. В итоге в биатлоне оказался. Катался на лыжах много в школе, пробовал. Уходил в лес, много катался сам, решил попробовать. Вроде как, и получилось. На тот момент тренер была биатлонная, но технических возможностей мало было, поэтому только лыжная подготовка шла.

— А в голове держал биатлон?

— Я первые два года бегал только лыжные соревнования, был какой-то момент, съездил на первенство России по лыжным гонкам и потом по биатлону, и встал вопрос – как дальше готовиться? Успехи были и там, и там.

— А как без тренировок стрельбы можно приехать на первенство по биатлону?

— Нельзя сказать, что совсем уж не было стрельбы. Из пневматики тренажили, искали варианты. У одного тренера было приспособление, лазерный импульс на щелчок реагировал, ходили в тир. Это я сейчас каждый день винтовку вижу, не расстаюсь с ней. А тогда, конечно, всегда охота было попробовать. Тем более – возраст такой, кто же откажется?

— А нормальную винтовку в руки когда дали?

— Лет в пятнадцать. У меня был ствол старый, чуть старше, чем я, но очень хороший. я отъездил несколько стартов. А потом нашли варианты, купили новый, спасибо Саратову. И в обойму перспективных я попал уже по ходу соревнований. Мы с Печенкиным и Цветковым втроем были одного возраста, до национальной команды вместе и добрались… Где-то выигрывал, где-то в призах был. В первые годы было тяжело сосредоточиться на стрельбе, лыжный навык брал верх – это же гонка, азарт. Но стрельбу со временем понимаешь, этот момент постепенно нарабатывается.

— А ты азартный?

— Я люблю спорт с малых лет, до сих пор помню 2002 год, хотя мне было десять лет, чемпионат мира по футболу. Я с того момента спортом увлекся сильно – лишь бы дома не сидеть. Когда увлекался баскетболом, вставал в четыре-пять утра, чтобы посмотреть заокеанские игры.

— Биатлонисту трудно смотреть биатлон?

— Да нет. Просто раньше я как ребенок смотрел. Но сейчас я – и болею, и обращаю внимание на технику, что-то заимствую. Никто не совершенен, нет предела. Можно улучшать и улучшать свои качества.

— Жаден до науки?

— Я не подглядываю, просто само собой как-то происходит: у Хофера, например, получается лучше всех закидывать винтовку, спортсмены мира хотят что-то подобное. Или показал Бьорндален свою изготовку интересную, на две-три секунды стрельбу улучшил, и многие тоже начали это делать. Я лег на ковер, вставляю обоймы, кладу локоть, прицепляю ремень, закидываю затыльник в плечо, начинаю стрелять. Он же – стоя на коленях, изготовился, прицепил ремень, вставил в плечо и лег готовый, то есть сократил время до первого выстрела. Многие позаимствовали. Я – 50 на 50. Немного по-своему делаю.

— Часто в биатлоне что-то новое появляется?

— Все равно появляется. Хотя тренер наш Александр Владимирович Касперович говорит – не придумывайте велосипед, если я что-то изменил в начале лета, работайте до конца. Не надо что-то менять, метаться. Естественно, надо искать. Технику ту же. Кому-то какие-то эти ботинки подходят, а другие нет. Искать надо, но не перед стартом.

— Это и лыжного хода касается?

— Тут тяжело у кого-то что-то подсмотреть, можно и пародию сделать. У всех разная физиология, у кого-то сильные ноги, у кого-то – плечевой пояс, один выше, другой ниже, кто-то резче, кто-то – мощнее, это тоже важно. Все равно все по-своему бегут.

— Саша, когда ты в прошлом году появился среди взрослых дяденек, что-то удивило?

— Это было в Норвегии впервые на Кубке мира. Хотя в позапрошлом году на кубок IBU ездил. А в прошлом году – была подготовка к юниорскому чемпионату мира, Европы, потом сами чемпионаты. И после – взрослый этап. Мыслей никаких не было. Я же говорю: не с мыслями выхожу, что кого-то или себя обогнать хочу. Вышел и надо делать то, что всегда делаю.

— Но теперь все равно не можешь не думать, что надо доказать неслучайность хороших результатов.

— Можно носиться с мыслями: вот, я всех порву! А можно так: тренировки делал? А для чего? – Это и должно вылиться в результат. Все.

— Не тяжеловато ли бежать все гонки?

— Нет. Самое тяжелое для меня – переезды и нахождение вне дома. Потом что домой охота, а времени на это нет. Учусь в аграрном университете. Я закончил бакалавриат на факультете менеджмент агробизнеса. Поступил дальше в магистратуру.

— А какие у тебя аграрные связи?

— Вдруг так сложится жизнь? Я как приеду – так учиться. Сейчас интернет есть, тоже помощь.

— Что в гонке может сбить с толку?

— Ничего.

— А добавить сил?

— Ничего. Серьезно говорю – не задумываюсь.

— Но кураж-то ловишь?

— Есть у меня такое – безразличие. Не знаю, хорошая эта черта или плохая. Хоть кто мне что скажет – без разницы. У меня есть свое в голове, есть система. Выхожу утром – должен сделать зарядку, тренировку, пообедать. Прийти сложить вещи и пойти на соревнование. Там я должен обкатать лыжи. Пристреляться, размяться и стартануть. И меня ничего, в принципе, не может сбить, главное, чтобы меня не дергали куда-то, я должен делать так, как делал всегда, и все пойдет по плану.

— Из зарубежных спортсменов есть авторитет?

— Можно сказать, что тот же Уле, можно наблюдать и наблюдать…

— Не ерничает никто из молодых, мол, на пенсию Бьорндалену пора?

— Думаю, к нему всегда с уважением будут относиться. Понимающие люди всегда будут помнить, что он великий.

— Что тебя может остановить?

— Пока ничего. Занимаюсь тем, что нравится.

— Трасса в Сочи нравится?

— Может, кто-то и говорит, что там легкая трасса, пусть съездит покатается, посмотрим, что утверждать будет. Хорошая трасса, достаточно силовая. Мне нравится рельеф, где надо поработать, потерпеть. Получается ли? Комфортно себя чувствую. Мне вообще нравится так: не когда все легко, а более силовая манера, чтобы проявлялись функциональные возможности, где поработать надо. А не так: на лыжи встали и поехали. Я люблю, когда можно проявить запасные резервы. Легкий? Я похудел сейчас на пять килограммов. Сейчас посмотрим – принесет плоды или нет. А так – весил 74 кг, думаю, в этой весовой категории многие выступают. У меня сейчас 177 рост, вес – 69 кг, как в 17 лет.

— А кому легче на трассе?

— Это нельзя сказать. Например, длинному на равнине за счет ширины шага, мощности, длины палок будет легче, а где-то на крутом подъеме легкому будет намного проще.

— Что скажете про тренера Александра Касперовича?

— Я работаю около пяти лет с ним (Касперович работал в это время с резервными командами, — ред.). Я ему доверяю, он контактирует с личным тренером и со мной, какие-то моменты уточняем.

— Переход от юниоров во взрослые – сложный этап?

— Надо больше в эту кашу погрузиться, поконкурировать. Первый старт может закончиться десятым местом, а может и пятидесятым. Но ты будешь знать, на каком месте, где не доработал, сколько надо добавлять и как. Выступая в юниорах, не попадая к взрослым, можно застопориться. Многое зависит от соревновательных обстоятельств. У нас на высоком уровне российские старты, но, может, не хватает скачка на серьезных соревнованиях. Вот так нас с Цветковым и Печенкиным отправили в Осло, мы попробовали побегать на этом уровне и теперь знаем, что можно ждать, что можем конкурировать.

-Они тогда вымотаны были сезоном, взрослые-то.

— А я на свежачка, да? Тридцать гонок отбежал в сезоне и на свежачка приехал. (На юниорском чемпионате мира Логинов завоевал «золото» в индивидуальной гонке и спринте, две «бронзы» — в гонке преследования и эстафете. На чемпионате Европы того же года – три «золота». В гонке преследования дебютного этапа Кубка мира в Холменколлене стал лучшим среди россиян в спринте (5-й) в гонке преследования завоевал «бронзу». – ред.)

— Но вдруг сейчас неудача?

— У меня есть в голове определенные задачи, которые я буду решать. Выше головы не прыгнешь.

— А что было в голове на пьедестале?

— Ну, классно. То, что я делал пять-шесть лет – не напрасно было. Есть толк, подготовка правильно идет.

— Сказал себе: молодец, Саша?

— Я стараюсь этого не делать. И девушка моя старается этого не делать.

— А как ты бегаешь эстафеты?

— На лыжах, с винтовкой.

— Удивил. Надежный?

— Наверное.

— Говорят: тот спортсмен или этот — декабрист… Ты про себя все знаешь?

— Наверное, есть такое – без западаний. И это, в принципе, мы тренируем и добиваемся, чтобы перепадов не было, чтобы держать хороший уровень.

— Как считаешь, над чем тебе надо работать?

— Может, нижние кубики пресса прокачать? Да я не знаю, стараюсь акцентировать внимание на всей подготовке. Люблю тренажерный зал, штангу, если есть поблизости – не упущу момент. В прошлом году три месяца работал со штангой, на неплохой вес вышел – 110 от груди жал, хорошую добавку для плечевого пояса дало. Руки задают темп, они тянут меня на трассе. Те же подтягивания – сколько ни тренировался раньше, лесенки, утяжеления, все равно – мог подтянуться 26 раз, и все. Со штангой позанимался, в октябре – уже 36 раз. Рекорд. Сам дошел. Мне это нравится.

Читайте также: «Кто превратил жизнь биатлониста Логинова в ад»

Источник: mk.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

семнадцать + 14 =