Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Манюров стрелял в конкретный кабинет ФСБ на Лубянке»

Мы проанализировали версию

До сих пор остаются непроясненными многие обстоятельства ЧП на Лубянке, где Евгений Манюров устроил стрельбу у зданий ФСБ. Что произошло в приемной на Кузнецком мосту, как террористу удалось добежать до здания спецслужб на Лубянке каковы были его мотивы — все это выясняют следователи. Мы же, просмотрев видео с места происшествия, анализируем конспирологическую версию: у Манюрова была конкретная «высокопоставленная мишень» на Лубянке.

«Манюров стрелял в конкретный кабинет ФСБ на Лубянке»

Итак, шесть вечера. Манюров, если верить сообщениям СМИ, появляется у приемной ФСБ на Кузнецком мосту. Официальный адрес приемной — Кузнецкий мост, 22. Журналисты писали о том, что стрельбу Манюров открыл якобы у приемной, но информация очень туманная: вроде бы его не пустил внутрь охранник, вроде бы террорист побежал, стреляя, по Кузнецкому мосту…

Однако в официальных сообщениях на сайте Следственного комитета говорится: стрельбу Манюров открыл в другом месте — «у здания ФСБ России на улице Большая Лубянка». Речь о том самом главном здании, которое выходит парадным фасадом на Лубянскую площадь.

«Манюров стрелял в конкретный кабинет ФСБ на Лубянке»

Если внимательно изучить видео с места трагедии, наблюдаем вот что. На всех съемках, непосредственно связанных с ранениями силовиков и стрельбой Манюрова — именно центральное здание ФСБ, вернее, его задний по отношению к Лубянской площади фасад, который выходит в Фуркасовский переулок.

И — внимание — ключевой момент: создается полное впечатление, что Евгений Манюров прицельно палит по окнам здания на Лубянке.

Заметим также, что у входа в Фуркасовский переулок стоит постоянный пост со шлагбаумом, охраняемым людьми в форме ДПС. Именно дежурный с этого поста получил выстрел от террориста. И, кажется, этот выстрел и был первым — возможно, сотрудник ДПС попытался остановить подозрительного человека.

Далее Манюров бежит к дому с колоннами на другой стороне Фуркасовского переулка и оттуда, заняв позицию, начинает прицельно стрелять по конкретным окнам второго-третьего этажа здания ФСБ. Это и дает повод говорить о том, что у стрелка могла быть определенная «мишень».

Чей же кабинет на Лубянке выходит окнами в тихий Фуркасовский переулок с постоянным постом на улице?

Вот что вспоминает наш коллега Вадим Поэгли.

«В самом начале 1992 года мне пришлось брать интервью с главным тогда российским чекистом Виктором Иваненко. Правда, называлась тогда эта организация АФБ РФ — Агенство федеральной безопасности России. И я помню, меня поразило, что кабинет главы спецслужбы находился не наверху здания на Лубянской площади, как я предполагал, а этаже на втором-третьем».

Мы пытались выяснить, где именно в здании сейчас находится кабинет директора ФСБ Александра Бортникова, но не смогли — информация, надо понимать, не для широких масс.

Мог ли знать ее Евгений Манюров? Не исключено. Не будем забывать, что он был сотрудником ряда охранных предприятий, в том числе ЧОПов, учрежденных ветеранами-силовиками, которые вполне могли быть с подчиненными чуть более откровенными, чем с посторонними.

Директор ФСБ вечером 19 декабря поехал на концерт в Большом Кремлевском дворце в честь профессионального праздника — вместе с президентом Владимиром Путиным. Концерт, по нашей информации, начался в 19:00. Так что в шесть вечера Бортников вполне мог быть еще на месте, либо выезжать в Кремль

Следующий вопрос — почему именно ФСБ Манюров выбрал своей целью? В интервью Baza мать стрелка обмолвилась, что он якобы «ненавидел КГБшников». Нам же стали известны детали ее официальных показаний: на допросе женщина заявила, что ничего подобного не было.

Между тем версия о ненависти Манюрова к сотрудникам ФСБ, возможно, не лишена оснований. Вот что рассказала «МК» в прошлом высокопоставленная сотрудница силовой структуры.

— А вы не забыли, как весной 2017 года несовершеннолетний Конев расстрелял людей в приемной ФСБ в Хабаровске? Я выезжала на этот инцидент.

Он убил тренера в тире, завладел четырьмя единицами служебного оружия, убил двоих, ранил одного и был уничтожен. Все это «в отместку за то, что сотрудники ФСБ, у которых он якобы был информатором, дискредитировали его».

Пока Конев завладевал оружием, его в такси ждали подельники. Но идти с ним в приемную, то есть на верную смерть, они в последний момент испугались. Помню, я никак не могла улететь обратно в Москву, потому что пошли угрозы по телефону в адрес сотрудников ФСБ, судей, прокуроров… Именно тогда стало ясно, что приемные Федеральной службы безопасности нуждаются в повышенных мерах защиты.

Источник: mk.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

8 − 4 =

Mission News Theme от Compete Themes.